skip to Main Content

Спас, Которого спас Владимир Фольварочный

Путь к храму

У каждого храма своя история и своя судьба, но объединяет их одно – храм не создать без промысла и вдохновения свыше. Расскажу не совсем обычную историю о моём пути к храму.
В шестидесятые-семидесятые годы я учился в университете и одновременно занимался живописью. Однажды мой приятель-таксист вёз священника, и тот спросил, нет ли у него знакомого художника. Так судьба (сейчас я бы сказал – воля Божья) свела меня с замечательным человеком – благочинным отцом Василием Белоусом, настоятелем Хотинского Свято-Покровского храма. И хотя тогда я ещё не был человеком воцерковлённым, но к вере и к церкви всегда относился с должным уважением, и, после долгих бесед, отец Василий предложил мне обновить настенную живопись в своём храме. Когда я впервые попал в этот храм, я ахнул – стены в притворе, в алтаре и купол были расписаны, судя по подписям, великим Михаилом Нестеровым, насколько я помню, в 1934 году.

С орнаментами я быстро управился, а фрески стали для меня настоящей школой живописи. Отец Василий одобрил мою работу и в дальнейшем часто давал мне и другие заказы. Так, параллельно с учёбой, мне довелось выполнять художественные работы во многих храмах Буковины.

Затем пошла череда музеев в Молдавии. Надо сказать, что, в отличие от Буковины, там большинство церквей были закрыты и разорены ещё в конце сороковых годов. Вот в пустующих храмах и устраивались исторические и краеведческие музеи – хорошо, что хоть не склады удобрений или овощехранилища, как в других местах. Церковная утварь: иконы, книги, облачения, атрибуты богослужения– всё было свалено, как попало, и гнило на складах ферм и тракторных бригад. Никакого учёта не велось – всё это считалось ненужным хламом, грызлось крысами и мокло под дождём.

Среди этого безобразия иногда удавалось разыскать что-то чудом сохранившееся, а, бывало, и кое-что по-настоящему ценное. После нескольких лет работы в храмах у меня уже было определённое понимание и отношение к церковным святыням. То, что удавалось привести в порядок или реставрировать, я увозил в Черновцы и отдавал в церкви, в которых работал ранее, или относил в канцелярию Епископа Буковинского. Из многих находок хочу рассказать о нескольких – удивительных.

1. Спас Нерукотворный

В одной давно закрытой сельской церкви районное начальство решило устроить краеведческий музей. Около полугода я работал над экспозицией. Однажды вдруг загорелась электропроводка, слепленная на скорую руку местными умельцами. Воды в церкви не было, а колодец далеко. Под рукой оказалось ведро с водоэмульсионной краской. С ним я и помчался вверх по лестнице на колокольню, откуда валил дым. К счастью, этого ведра хватило, что бы погасить уже занявшуюся старую дубовую балку. Решив обследовать всю проводку на колокольне и чердаке, я заметил кусок ткани, торчавший из-под кровли. Просунув руку между балкой и кровлей, и, потянув за тряпицу, я неожиданно извлёк на свет Божий вот это чудо.

 

Наверх